Забытые книги: применение экологических анализов для поиска утраченной литературы

Средневековый кодекс

Средневековый кодекс, расположенный в монастыре испанского города Толедо.

Спросите любого голландского школьника о лисе Рейнарде, и он расскажет вам все о приключениях лихого антропоморфного народного героя, о подвигах которого в 13 веке рассказывал Виллем ди Мэдок Маекте, или “Виллем, создавший Мадока». Мадок — это, вероятно, название еще одной некогда популярной поэмы о легендарном валлийском рыцаре и исследователе. Несмотря на то, что это известная визитная карточка средневекового автора, содержание этого стихотворения, утерянного временем, никому не известно.

«С тех пор люди лихорадочно ищут его», — говорит Майк Кестемонт, изучающий древние тексты в Антверпенском университете, Бельгия. В новом исследовании он и его коллеги попытались выяснить, сколько средневековой литературы, подобной Мадоку, было утеряно с течением времени, используя методы, которые чаще всего используются для отслеживания настоящих лис и других диких животных.

В период Средневековья в Европе, с начала шестого века до конца 15-го, повествовательная литература получила широкое распространение. Авторы писали рыцарские романы и героические рассказы о рыцарях, сражающихся с фантастическими монстрами и путешествующих по экзотическим странам. Вспомните Беовульфа и короля Артура — произведения берущие начало от руки на пергаменте, а затем увековеченные в бумажных изданиях. “В наши дни их можно сравнить с боевиками”, — говорит Кестемонт.

Авторы часто ссылались на произведения друг друга, а древние каталоги дают представление об обширном литературном ландшафте прошлого. Однако лишь малая часть этих работ сохранилась до наших дней. До изобретения печатного станка массовых копий просто не существовало, если конкретный текст был утерян в огне, съеден насекомыми или использовался для укрепления епископской шляпы, как это случилось с одним сборником древнескандинавских сказок 13 века, он мог быть потерян навсегда.

Чтобы оценить, сколько средневековой литературы когда-то существовало, историки сравнивают неполные каталоги древних книг с количеством и объемом сохранившихся текстов. Чтобы предложить иную, возможно, более информативную оценку того, сколько литературы могло быть унаследовано нами, Кестемонт и его коллеги позаимствовали методику из экологии, называемую моделью «невидимых видов». Принцип, разработанный соавтором и статистиком Энн Чао из Национального университета Цинхуа, использует статистический подход для оценки того, сколько видов отсутствует в полевых подсчетах, но по факту присутствует, просто не наблюдается учеными.

Статистической модели все равно, сравниваете ли вы пропавших птиц или книги, объясняет соавтор Фольгерт Карсдорп, исследователь в области компьютерных гуманитарных наук в Институте Мертенса в Амстердаме. “Это очень общий метод коррекции смещения”, — говорит он. Например, он также использовался для оценки количества ошибок в длинных фрагментах компьютерного кода.

Исследователи обратились к спискам сохранившихся средневековых текстов, написанных между 600 и 1450 годами н.э. на голландском, французском, исландском, ирландском, английском и немецком языках и впоследствии предположительно утерянных. Всего было 3648 текстов. Когда они прогнали эти цифры через модель «невидимых видов», алгоритм показал, что только 9% средневековых текстов того периода сохранились до наших дней, сообщают исследователи (1). Это довольно близко к традиционной оценке в 7%. Но новое исследование также разбивает данные по регионам: результат показывает, что сохранилось только около 5% работ на английском языке, по сравнению с 17% и 19% на ирландском и исландском языках соответственно.

Роберт Колвелл, биолог-эволюционист и почетный профессор Университета Коннектикута в Сторрсе, который помог разработать методы количественной экологии для модели невидимых видов, называет исследование превосходным. “Было отрадно видеть, как строгие методы оценки, первоначально разработанные для статистики биоразнообразия все чаще применяются в социальных и гуманитарных науках”, — говорит он.

Есть и другое мнение. Статья, похоже, больше ориентирована на теоретиков и статистиков, говорит Дэниел Смайл, историк из Гарвардского университета, изучающий средневековую социальную и культурную историю. Авторы не сделали достаточно, чтобы установить, почему культура того времени не следовала тем же правилам, что и нормы жизни. Но для него более важный вопрос заключается в следующем: учитывая, что у нас уже есть каталоги древних текстов, а предыдущие оценки были довольно близки к новой модели, что добавляет новая работа?

Но всё-таки именно научный подход доказывает, что большая часть повествовательной литературы европейского Средневековья была утеряна с течением времени из-за физической деградации и уничтожения рукописей, включая пожары.  Полученные оценки не только подтверждают существующие исторические гипотезы, но и выявляют неожиданные географические различия, которые до сих пор оставались незамеченными. Например, островная литература, такая как исландская и ирландская, сочетает в себе удивительно сильное культурное постоянство с повышенной равномерностью распространения. Установленные методы экологии для оценки количества «невидимых видов» могут быть применены к данным, представляющим культурные артефакты, для оценки потерь, понесенных древними культурными областями на протяжении веков.

Используемая литература

  1. Забытые книги: применение моделей «невидимых видов» к выживанию культуры. Science 17 февраля 2022 г. Том 375 , выпуск 6582 стр. 765 — 769 DOI: 10.1126/science.abl7655