Может ли Китай, крупнейший в мире потребитель угля, стать углеродно-нейтральным к 2060 году?

Угольная электростанция в провинции Цзянсу. В прошлом году на уголь приходилось 58% энергопотребления Китая.

Угольная электростанция в провинции Цзянсу. В прошлом году на уголь приходилось 58% энергопотребления Китая.

Неожиданное обещание Китая на прошлой неделе сократить чистые выбросы углерода до нуля в течение 40 лет возродило надежды на ограничение глобального изменения климата до приемлемого уровня. Эта страна является крупнейшим в мире производителем углекислого газа (CO2), на долю которого приходится 28% глобальных выбросов, и этот шаг может вдохновить другие страны последовать примеру Китая. Но наблюдатели предупреждают, что Китай сталкивается с серьезными проблемами в достижении своих целей. Особенно трудно будет избавиться от “угольной привычки”.

“Мы стремимся достичь пика выбросов CO2 к 2030 году и достичь углеродной нейтральности к 2060 году”, – заявил председатель КНР Си Цзиньпин на Генеральной Ассамблее ООН по видеосвязи 22 сентября. Это “очень важное и обнадеживающее заявление”, – говорит Джозеф Канаделл, ученый-исследователь из австралийской исследовательской организации. Он говорит, что новые цели “вряд ли позволят нам остановиться на 1,5°C (глобальном потеплении)”, предпочтительной цели, установленной в Парижском соглашении 2015 года. Но показания ниже 2° все еще могут соответствовать утверждению. Обещания Китая также усиливают давление на другие основные источники выбросов, чтобы осуществить более амбициозные цели, изолируя администрацию Трампа от ее климатической близорукости, – написал Вэнс Вагнер из Energy Foundation China в статье, опубликованной в Интернете некоммерческой организацией China Dialogue.

Китай ранее заявлял, что его выбросы углекислого газа достигнут пика “примерно” в 2030 году – цель, которую большинство аналитиков считают достижимой. Но достижение углеродной нейтральности к 2060 году потребует радикального сокращения использования ископаемого топлива в транспорте и производстве электроэнергии, а также компенсации любых оставшихся выбросов за счет улавливания и хранения углерода или посадки лесов.

Китай пока не раскрывает подробностей того, как он это сделает. Но 27 сентября исследовательская группа из Университета Цинхуа представила 30-летнюю дорожную карту стоимостью 15 триллионов долларов, которая призывает прекратить использование угля для производства электроэнергии примерно к 2050 году, резко увеличить производство ядерной и возобновляемой энергии и полагаться на электричество для 80% потребления энергии Китаем к 2060 году.

Уголь – это одновременно и самая большая проблема, и самая большая возможность. В прошлом году на долю тяжелого углеродного топлива приходилось около 58% общего энергопотребления Китая и 66% выработки электроэнергии. В угледобывающих регионах уголь также используется для отопления зданий. Недавние достижения в области возобновляемых источников энергии сделали замену угля более легкой, чем сокращение транспортировки нефти и выбросов с сельскохозяйственных полей и животноводства. “Энергетический сектор – это та часть энергетической системы, в которой технологии нулевого выброса являются наиболее зрелыми и экономически конкурентоспособными”, – говорит Лаури Миллувирта, аналитик по загрязнению воздуха в Центре исследований энергетики и чистого воздуха в Хельсинки. Электричество с нулевым содержанием углерода может сделать зарядку электромобилей более чистой и заменить уголь для отопления.

Но для этого потребуется кардинальные меры. Недавнее исследование показало, что угольные генерирующие мощности Китая выросли примерно на 40 гигаватт (ГВт) в 2019 году до примерно 1050 ГВт. Еще 100 ГВт находятся в стадии строительства, и угольщики лоббируют строительство новых станций. “И все это несмотря на значительные избыточные мощности в этом секторе”, – говорится в исследовании, когда электростанции работают менее чем на 50% мощности и многие угольные компании теряют деньги. Канаделл говорит, что строительный бум является результатом неадекватных стимулов для строительства угольных электростанций и создания рабочих мест. Он полагает, что многие из новых заводов будут практически бесполезны или станут ненужными активами, которые придется списать.

Смежной задачей является реформирование рынка электроэнергии. “Возобновляемые источники энергии становятся все более конкурентоспособными по стоимости с углем”, – говорит Ли Шуо, советник по климатической политике китайского Гринписа. Но регуляторы распределяют рабочее время между электростанциями, чтобы поддерживать выпуск продукции в соответствии со спросом, не обращая особого внимания на экономические или экологические последствия, говорит Ли. Система в подавляющем большинстве предпочитает угольную генерацию, отчасти потому, что она не страдает от ветровой и солнечной изменчивости. По словам Ли, неопределенность доступа на рынок уже замедлила инвестиции в возобновляемые источники энергии. Учитывая силу заинтересованности в угле, необходимые реформы потребуют значительной политической воли.

Расширение ядерной энергетики также создает проблемы. Ядерная катастрофа на АЭС “Фукусима-Дайити” в Японии в 2011 году вызвала беспокойство в Китае, что потребовало дополнительных мер безопасности, которые сделали новые станции более дорогими. Растет и общественное сопротивление. По данным Всемирной ядерной ассоциации, Китай имеет 48 действующих и 12 строящихся ядерных реакторов. Правительство планировало увеличить ядерную мощность до 58 ГВт к этому году, но не превысило 52 ГВт.

Пятилетний план Китая на 2021-2025 годы, который сейчас разрабатывается, может содержать конкретные меры, способствующие реализации амбициозной цели Си Цзиньпина. “Интерес Китая к изменению климата снизился в последние годы из-за замедления экономического роста и выхода США из Парижского соглашения”, – сказал Чжан Цзюньцзе, экономист-эколог из Университета Дьюка Куньшаня. Приверженность углеродной нейтральности возродила надежды на действия Китая по борьбе с изменением климата.

Читайте также: