Золотые прииски наводнили леса Амазонки ядовитой ртутью

Старатели добавляют в воду с глиной ртуть

На первый взгляд тропические леса Амазонки, в природоохранной концессии Лос-Амигос в Перу, могут показаться нетронутой дикой природой. Разноцветные птицы порхают по джунглям, густые кроны деревьев эхом вторят крикам обезьян-ревунов, грациозные ягуары, движутся бесшумной поступью, высматривая добычу, гигантские выдры плавают в озере Коча Лобо. Но лес скрывает токсичный секрет: согласно новому исследованию, он загрязнен ртутью на таком же высоком уровне, как и в некоторых промышленных регионах Китая.

Ртуть является продуктом сотен незаконных мелких золотых приисков и оставляет свой ядовитый отпечаток в лесной глуши. “Эти леса получают огромное количество ртути, и она попадает в пищевую цепь местной экосистемы», — говорит биогеохимик Джеки Герсон, аспирант Калифорнийского университета в Беркли, который руководил исследованием в котором описываются возможные негативные последствия. И это является еще одним звеном в растущем объеме доказательств, связывающих добычу полезных ископаемых с загрязнением ртутью экосистем.

Добыча золота недавно обогнала сжигание угля и стала крупнейшим в мире источником загрязнения воздуха ртутью, ежегодно выбрасывая в атмосферу до 1000 тонн паров ртути, впоследствии негативно влияющей на мозг и репродуктивную систему живых организмов. Использование ртути для извлечения золота — в приоритете у старателей: дешевый жидкий металл, смешанный с суспензией воды и сырой руды, связывается с драгоценным металлом. Затем старатели нагревают шарики ртути и золота до тех пор, пока ртуть не сгорает и не выходит в виде пара.

В Перу подобная технология превратила более 100000 гектаров джунглей вдоль реки Мадре-де-Диос в лунный пейзаж: заполненные водой ямы и насыпи камней, видны с Международной космической станции. Ученые проследили, как ртуть попала в близлежащие пруды и реки, отравляя рыбу, которую ели сами же старатели и местные жители. Но было неясно, куда ещё попадала ртуть. Предыдущие тесты выявили удивительно низкие уровни в почвах в обезлесенных районах региона Мадре-де-Диос, говорит Луис Фернандес, тропический эколог и исполнительный директор Центра научных инноваций Амазонии Университета Уэйк Форест, который участвовал в новом исследовании.

Чтобы проследить за ртутью, Герсон и его коллеги посетили две заброшенные шахты старателей, и две зоны джунглей, расположенные по меньшей мере в 50 километрах от шахт, и леса Лос-Амигос, который находится недалеко от рудника. Они собирали дождевую воду и исследовали почву.

Ртуть в воде

Особенно выделялись образцы из леса Лос-Амигос. Ртуть проникла в джунгли в 15 раз быстрее, чем в близлежащие обезлесенные районы. “Сначала я не поверил, насколько высоки были некоторые показатели”, — говорит Герсон. Уровни — 137 микрограммов на квадратный метр почвы каждый год, были выше, чем в любых лесах, исследованных вблизи угольных электростанций в Европе и Северной Америке, и наравне с промышленными городами Китая, такими как зависящий от угля Чунцин.

Результаты показывают, что деревья джунглей действуют, как своего рода ртутная губка. Листья покрываются и поглощают газообразную ртутную пыль. Металл в конечном итоге оказывается на земле: деревья омываются дождями, листва опадает. Улавливая воду, капающую с лесного полога, исследователи обнаружили, что в Лос-Амигосе дождем было вымыто в два раза больше ртути, чем в любом другом месте, где проводили подобные исследования. В то время как концентрации ртути были самыми высокими в листьях деревьев на двух участках золотодобычи, общее содержание ртути было выше в лесу Лос-Амигос из-за большего количества деревьев.

Результаты показывают, что леса могут смягчать некоторые вредные последствия ртути, накапливая ее в листьях и почве. Люди и дикие животные, как правило, не подвергаются риску из-за такой локальной концентрации ртути, — сказал Герсон. Вы можете гулять по лесу, вы можете плавать в реке, и не получите отравления ртутью от этого. Эта способность улавливать ртуть является еще одной причиной сохранения тропических лесов, — говорит Фернандес.

Однако воздушно-капельная форма ртути может стать очень опасной, когда она просачивается в воду и осадки и превращается в другую форму, метилртуть, бактериями, переносимыми водой. Из этих бактерий ртуть попадает в ткани организмов, находящихся выше по пищевой цепи, включая рыбу.

Исследователи обнаружили удручающие признаки того, что метилртуть проникает в лесную фауну. Тесты на трех видах птиц в Лос-Амигосе показали, что уровни ртути в от 2-х до 12-ти раз выше, чем у аналогичных видов, пойманных в лесу вдали от шахты. У семи из десяти насекомоядных воробьиных птиц семейства муравьиных (Phlegopsis nigromaculata) уровень ртути был достаточно высоким, чтобы ухудшить их способность к размножению.

Еще многое предстоит сделать, чтобы понять, к чему всё это ведет. Но проблема уже на поверхности.

Читайте также: