Пересмотр системы ВВП или как инновационные способы измерения экономического роста набирают обороты

Журнал Nature, DOI
10 ноября · 14 минут чтения

Сегодня регулярные попытки снизить ВВП и дать дорогу экологическому развитию заметно участились. Кажется, что цифры движутся в неправильном направлении. Если мир продолжит свой прежний курс развития, вряд ли «план по достижению лучшего и более устойчивого будущего», созданный Генеральной ассамблеей ООН, воплотится в реальность. 17 взаимосвязанных целей и 169 сопутствующих задач в области целей устойчивого развития (ЦУР) были сформулированы в итоговом документе Генассамблеи «Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года».

До начала пандемии текущие тенденции давали неудовлетворительную оценку в сферах: устранения голода, обеспечения здоровой жизни населения, защиты и устойчивом использовании ресурсов океана. Но это было актуальным до 2020 года, сегодня в послепандемийное время, и в связи с последними военными действиями все стало в разы хуже. Мир находится в «новом комплексе неопределенности», говорит экономист Педро Консейсао, ведущий автор Доклада ООН о человеческом развитии.

Одним из показателей негативных тенденций является резкое изменение индекса человеческого развития (ИРЧП), который объединяет образование, доход и ожидаемую продолжительность жизни в единый составной показатель. После 2019 года индекс падал два года подряд, впервые с момента его создания в 1990 году. «Я не думаю, что это случайный скачок. Мне кажется — это новая реальность», — говорит Консейсао.

Почему для сравнения показателей ВВП стран используют методику расчета с учетом ППС?

Дабы обеспечить максимальную объективность сравнения ВВП разных государств рассчитывают ВВП по паритету покупательской способности (ППС). Это объясняется тем, что, хотя расчет ВВП во всех мировых государствах ведется в долларах США это не учитывает покупательской способности денег в разных странах и разности курсов валют. Количество одинаковых товаров, купленных за 10$, например, в Канаде и Непале, будут существенно отличаться.

Из чего складывается ВВП России?

Рассчитывается как общая рыночная стоимость всех товаров и услуг, произведенных на территории России за год. При этом суммируются результаты по всем сферам деятельности.

Что значит снижение ВВП?

Если ВВП уменьшается, то, как правило, это свидетельствует о начале экономического кризиса. Спрос на товары и услуги падает. Доходы государства и производителей снижаются. Также размер ВВП говорит о масштабах экономики. Страна может быть маленькой, а валовой внутренний продукт большим, как, например, ВВП Японии.

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш тоже не мало обеспокоен. «Нам нужны срочные меры по спасению ЦУР», — написал он в предисловии к своему последнему отчету, опубликованном в июле. В течение прошлого года Гутерриш и руководители статистического отдела ООН и сети глобального развития ООН наблюдали за тем, что все-таки пошло не так и что теперь делать. Они сошлись во мнении в необходимости прекращения использования валового внутреннего продукта (ВВП) в качестве основного показателя отвечающего за экономическое благосостояние и дополнить его панелью индикаторов связанных с целями устойчивого развития (ЦУР). Если этот переворот произойдет, это будет грандиозным переворотом в способах измерения экономики за последние 70 лет [1].

В 2008 году президент Франции Николя Саркози поддержал подобные призывы экономистов в лице лауреатов Нобелевской премии Амартии Сен и Джозефа Стиглица.

А в августе Белый дом объявил о 15-летнем плане о разработке новой сводной статистики, показывающей как изменения в природных активах — природном богатстве, от которого зависит экономика, — влияют на ВВП. По словам главного архитектора проекта, экономиста Эли Фенихеля из Управления науки и технической политики Белого дома, идея заключается в том, чтобы проследить вероятность ущерба для будущих экологических возможностей. «ВВП дает лишь частичную и — во многих случаях — неполную картину экономического прогресса», — говорит Фенихель.

Тот факт, что Гутерриш сделал это приоритетом на фоне стольких крупных кризисов, является признаком того, что «выход за пределы ВВП был поднят на самом высоком уровне», — говорит Стефан Швайнфест, директор Статистического отдела ООН в Нью-Йорке.

Борьба за рост ВВП

Валовой внутренний продукт — это показатель экономической активности, который сегодня стал основным мировым показателем экономического прогресса. Согласно обычно используемому определению, это числовая сумма потребительских и государственных расходов стран и их деловых инвестиций, плюс стоимость экспорта за вычетом стоимости импорта. ВВП также является ориентиром для сравнения стран между собой. Так, согласно ВВП экономика США является крупнейшей экономикой мира. Китай, занимает второе место, но уже близок к тому, чтобы обогнать Соединенные Штаты.

Диаграмма, показывающая ВВП на человека за последние 30 лет.

ВВП также имеет большое значение для политиков. Когда в начале этого года Индия обогнала Великобританию и стала пятой по величине экономикой мира, это стало мировой сенсацией. В то время Китай отложил публикацию последних квартальных данных о ВВП, чтобы они не появились во время национального съезда Коммунистической партии, на котором Си Цзиньпин на третий срок занял пост во главе руководства страны.

«ВВП, без сомнения, является суперзвездой экономических показателей», — говорит Рутгер Хукстра, нидерландский исследователь и автор книги «Замена ВВП к 2030 году».

По словам Хукстра, проблема с использованием ВВП в качестве основного показателя процветания заключается в том, что он не отражает важные показатели, которые движутся в противоположном направлении. Согласно данным, собранным экономистом Томасом Пикетти, мировой валовой внутренний продукт увеличился в геометрической прогрессии после промышленной революции, это совпало с высоким уровнем неравенства в доходах [2]. Еще в 1950-х годах, когда страны переориентировали экономику на максимизацию ВВП, они знали, что это значит «заставить рабочего производить больше, чем ему позволено потреблять», как образно в те времена выразился главный экономист Пакистана Махбуб уль Хак [3]: «Полезно признать, что экономический рост — это жестокий и грязный процесс».

Более того, чтобы увеличить ВВП, страны должны позволить себе эксплуатацию окружающей среды. В своем отчете за 2021 год, под названием «Наша общая повестка дня», Гутерриш пишет: «Абсурдно, но ВВП растет, когда происходит популяризация рыболовства, массовая вырубка лесов, загрязнение воздуха при сжигании ископаемого топлива. Мы уничтожаем природу, но считаем это увеличением благосостояния».

Это напряжение становится очевидным, когда речь идет о целях устойчивого развития. Рост валового внутреннего продукта связан с несколькими задачами ЦУР; на самом деле ЦУР направлен на ускорение роста. Но рост ВВП «может также происходить за счет прогресса в достижении других целей, например, в области климата и биоразнообразия», — говорит экономист-эколог Пушпам Кумар, который руководит проектом Inclusive Wealth Report — Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП).

Проблема оценки ВВП

Нынешние усилия Гутерриша и его коллег — не первая попытка политиков улучшить ВВП. В 1990 году группа экономистов во главе с Уль Хаком и Сеном разработала ИЧР. Отчасти, это произошло вследствии разочарования — впечатляющие темпы роста в их странах часто маскировали реальные факты.

Специалисты из министерства природных ресурсов и экологии обнаружили, что приоритеты по увеличению ВВП препятствуют их усилиям по достижению ЦУР. Карлос Мануэль Родригес, бывший министр природных ресурсов Коста-Рики, говорит, что призвал своих коллег по финансам и экономике учитывать влияние экономического развития на воду, почву, лес и рыбу. Они были обеспокоены возможным сокращением расчетов ВВП, говорит Родригес, исполнительный директор Глобального экологического фонда в Вашингтоне. Коста-Рика не хотела быть первой страной, внедрившей такое изменение только для того, чтобы увидеть свои теряющие позиции в рейтинге.

Автомобили на производственной линии завода Daihatsu Motor Co. Kyoto в Оямадзаки, префектура Киото, Япония.

Промышленное производство, такое как работа на этом автомобильном заводе в Японии, входит в расчеты ВВП.

Политика Китая столкнулась с аналогичной реакцией, когда в 2006 году предпринимались поыптки реализовать план «Зеленый ВВП» [4]. Местным властям было предложено измерить экономическую стоимость загрязнения и ущерба окружающей среде и компенсировать это в сравнении с их целями экономического роста. «Они запаниковали, и проект был отложен», — говорит Вик Ли, политический экономист из Университета образования Гонконга. «Сокращение ВВП повлияло бы на их оценки эффективности, которые требовали, чтобы ВВП всегда увеличивался», — говорит Вик.

Похожая история была в Италии. В 2019 году министр исследований Лоренцо Фиорамонти помог создать агентство Well-being Italy, предназначенное для анализа решений экономической политики на соответствие ЦУР. «Это была тяжелая битва, потому что различные министерства экономики не считали это приоритетом», — говорит Фиорамонти, экономист Университета Суррея в Гилфорде, Великобритания.

Преобразование ВВП

Может ли последняя попытка преобразования ВВП увенчаться успехом? Экономисты и национальные статистические службы, определяющие правила ВВП, говорят, что будет не просто.

Гутерриш и его коллеги предлагают включить еще 10–20 показателей. Но проблема в том, что страны хотят полагаться на одну цифру. Успех ВВП в том и заключается, что страны производят свои собственные числа в соответствии с согласованными на международном уровне правилами. «Это не показатель, составленный Вашингтоном, Пекином или Лондоном, — говорит Швайнфест.

В то же время ВВП — это не то, что можно просто включить или выключить. В каждой стране отслеживание данных, которые используются для расчета ВВП, представляет собой операцию промышленного масштаба, включающую государственные данные.

Опыт Китая, Коста-Рики и Италии показывает, что перезагрузка ВВП может быть произведена только в том случае, если все страны одновременно подпишутся под этой концепцией. Теоретически это может произойти в тот момент, когда пересматриваются правила ВВП (примерно раз в 15 лет). В следующий раз это произойдет в 2025 году. Окончательное решение будет принято статистической комиссией ООН, группой главных статистов из разных стран совместно с Европейской комиссией, Международным валютным фондом, Всемирным банком и Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Поскольку ООН наблюдает за этим процессом, у Гутерриша есть некоторое влияние на происходящее. В рамках своих исследований национальные статисты изучают способы измерения благосостояния и устойчивости, пытаясь улучшить оценку цифровой экономики. Экономисты Дайан Койл и Аннабель Мэнли из Кембриджского университета говорят, что технологические компании, которые составляют семь из десяти крупнейших компаний мира по капитализации фондового рынка, вероятно, недооценены в национальных счетах [5].

Однако, по словам ведущего редактора по пересмотру прогнозов ВВП Питера ван де Вена, некоторые аспекты оценки цифровой экономики, наряду с определением ценности окружающей среды, вряд ли войдут в пересмотренный ВВП. По его словам, одна из причин заключается в том, что национальные статисты не согласовали методологию оценки окружающей среды. Также нет единого мнения о том, как оценивать цифровые услуги, например, когда люди используют поисковые системы или учетные записи в социальных сетях, которые (как и окружающая среда) не покупаются и не продаются за деньги.

Тем не менее, Фенихель, считает, что существует немало методов, которые некоторые экономисты используют для оценки как цифровых, так и экологических товаров и услуг. Один из таких способов — это социальный опрос, где людей спрашивают сколько они готовы были бы заплатить за то, что сейчас является бесплатным, но вскоре станет платным. Например, природные объекты или поисковая система в Интернете. Другой способ заключался в отказе от чего-то бесплатного при условии материальной компенсации. Ученые-менеджеры Эрик Бриньолфссон и Авинаш Коллис из Массачусетского технологического института в Кембридже провели эксперимент [6], в котором они рассчитали ценность социальных сетей, платя людям за отказ от их использования.

Оценка окружающей среды

Экономист Гретхен Дейли из Стэнфордского университета в Калифорнии считает неправдой предположение о том, что оценка окружающей среды приведет экономику к деградации. Все зависит от того, что вы цените. Дэйли является одним из главных исследователей проекта под названием «Валовой продукт экосистемы » (GEP), который начиная с Китая, должен распространиться по всему миру. GEP суммирует стоимость различных видов экосистемных товаров и услуг, таких как сельскохозяйственная продукция, вода, секвестрация углерода и места отдыха. Исследователи обнаружили, что в китайской провинции Цинхай общий ВЭП региона превысил его ВВП [7].

Хотя прошлые попытки избежать использования ВВП зашли в тупик, на этот раз все может измениться. Ван де Вена считает, что национальные статисты не будут ничего добавлять в формулу ВВП, несмотря на то, что потребность в переменах сегодня больше, чем когда-либо ранее.

По словам Койла, ВВП подобен техническому стандарту, например, напряжению в домашнем электричестве или левостороннему движению. «Поэтому, если вы хотите произвести резолюцию, все должны согласиться с вами».

Использованная литература

  1. Статистическое управление ООН. Система национальных счетов и вспомогательных таблиц (Статистическое управление ООН, 1953 г.)
  2. Доклад о мировом неравенстве, 2022 г.
  3. Стратегия экономического планирования: пример Пакистана (Oxford Univ. Press, 1963).
  4. Ли, В. и Ланг, Г. Дж . Контемп. Азия 40 , 44–62 (2010). Статья
  5. Обзор эмпирических методов. Институт государственной политики Беннета Кембриджского университета, 2022 г.).
  6. Бриньолфссон, Э., Коллис, А., Диверт, В.Е., Эггерс, Ф. и Фокс, К.Дж. Рабочий документ 25695 (Национальное бюро экономических исследований, 2019).
  7. Использование валового продукта экосистемы (GEP) для оценки природы при принятии решений.  DOI: 10.1073/pnas.1911439117

Читайте также: