Городской оазис. В Берлине обнаружили удивительное биоразнообразие

железнодорожные пути, проходящие через лес

Согласитесь, городское кладбище в самом сердце Берлина, население которого сегодня превышает 3,6 млн. человек — сложно назвать приемлемой экологической средой. Тем не менее, именно здесь, в Домфридхофе, Анита Гроссманн, эколог из Берлинского технического университета (TU Berlin), обнаружила 19 видов диких пчел на заросшем заброшенном участке.

Вскоре выяснилось, что это место буквально кишит пчелами. Немного ранее исследователи насчитали здесь 106 видов насекомых обитающих на 49 участках Берлина. Кладбища «идеальны для диких пчел», — говорит Гроссманн. Насекомые чаще предпочитают городские территории — так называемый остров тепла — центральную часть города с повышенной температурой воздуха. Дикие пчелы, в основном, обитают за пределами “зеленых” парков, в уходе за которыми, зачастую, применяются химикаты. «Пчеле не нужно много пространства. Все, что ей нужно: пыльца, нектар и место для гнезда», — объясняет Гроссманн.

На протяжении более 60 лет берлинские исследователи изучали городскую экологию, за это время стремительно развивались природоохранные мероприятия, и, в итоге Берлин превратился в одну из самых зеленых столиц мира.

Безусловно, скромные зеленые насаждения в Берлине и других городах не могут компенсировать проблему исчезновения видов и массовую деградацию окружающей среды [1]. Городская среда обитания слишком долго игнорировалась. Но сегодня некоторые исследования экологов бросают вызов привычной ортодоксии: бывшие промышленные районы теперь оказались вполне подходящими для существования биоразнообразия. Находящиеся под угрозой кузнечики, песчаные ящерицы, соловьи и жаворонки неплохо себя чувствуют в пределах города, особенно это касается пчел [2].

«Города — это не враждебные места, это островки биоразнообразия. Они значительно снижают риски уничтожения видов», — говорит Саша Бухгольц, эколог из Мюнстерского университета с десятилетним стажем.

Принято считать, что большие города представляют угрозу экологии. Для постройки зданий, дорог и автостоянок уничтожаются леса и болота, а автомобили, фабрики и электростанции являются причиной загрязнения воздуха и воды. Ночные огни создают препятствия для хищников в поисках пищи. В целом, города — это не лучшее место для биоразнообразия.

Инго Коварик

Эколог Инго Коварик помог провести инновационные исследования городских экосистем Берлина. Фото: Морис Вайс

Сегодня окружающая среда становится чересчур негостеприимной. В Германии, например, согласно исследованиям 2017 года, общая биомасса летающих насекомых на охраняемых территориях страны упала на три четверти с 1973 года. Результаты 2019 года показали аналогичные результаты для насекомых почти в 300 лесах и лугах. Оба исследования, в основном, относятся к сельским угодьям. Сегодня на многочисленных фермах используются сельскохозяйственные химикаты, что, в свою очередь, провоцирует резкое сокращение биоразнообразия.

Исследования городской экологии Берлина начались задолго до того, как в газетах стали публиковать статьи об угрозе биоразнообразию. В 1950-х годах Герберт Сукопп, будучи ботаником в Техническом университете Берлина, начал исследовать заброшенные городские места. В то время сложно было не заметить последствия второй мировой войны — город, который когда-то был одним из крупнейших в мире, стал похожим на заброшенную промышленную зону.

Когда большинство экологов искали удаленные, нетронутые экосистемы, Сукопп и его коллеги сосредоточились на разрушенных ландшафтах, известных как Брахен. Жители Берлина первыми изучили, как городская среда обитания влияет на жизнь биоразнообразия. «Это была новая идея городской экологии», — говорит Юрген Бреусте, эколог из Университета Paris-Lodron в Зальцбурге. Сукопп создал «красные списки» редких, находящихся под угрозой исчезновения растений и животных Берлина — возможно, это первое подобное исследование в столь узких масштабах [3]. Обычно они имеют более широкое распространение.

Сукопп признается, что их работа была сопряжена с риском. Когда они обследовали заброшенные железнодорожные станции полиция зачастую прогоняла их, — вспоминает эколог Инго Коварик. Но риски оправдали себя. Исследователи обнаружили преобладание в районах Берлина биоразнообразия не характерного для данной местности, например — черную акацию из Северной Америки, жужелицу и некоторых пауков.

дикий кабан

Дикие кабаны приспособились к жизни в Берлине. Фото: Грегор Фишер

Даже многие виды, занесенные в Красную книгу Берлина, неплохо приспособились к «новым экосистемам». Смешение видов часто происходит между растениями, имеющих разную высоту и строение. Эта вариация предоставляет больше условий для насекомых и других животных, чем могут дать управляемые ландшафты.

Начиная с 1980-х годов Западный Берлин начал создавать охраняемые заповедники в некоторых Брахенах (разрушенных ландшафтах). Затем, в 1989 году, падение Берлинской стены открыло перед западными исследователями новую область изучения. В то время как политики и инвесторы рассматривали Брахен как экономический объект, экологи вооружившись своими трудами исследований вступили в политические баталии. В конце концов, экологам удалось убедить городских властей встать на защиту биоразнообразия.

Сегодня одним из таких районов является бывшая железнодорожная станция Südgelände. Во время недавнего визита Коварик наслаждался 70-летним лесом, выросшим в парке, где он интенсивно изучал взаимодействие местных и неместных видов. «Эти виды развивались в разных ботанических сферах, но теперь они объединились. Это изумительно», — сказал он.

Карта экологических оазисов берлина

Парки Берлина и некогда оживленные места, такие как бывшие аэропорты и железнодорожные станции, сделали его одной из самых зеленых столиц мира. Экологи уже давно исследуют биоразнообразие этих территорий. Недавнее исследование показало, что дикие пчелы (внизу, слева) хорошо приспосабливаются в городских районах, таких как кладбища и небольшие парки. Напротив, ильница трехполосая, вид мух-журчалок из подсемейства Eristalinae (внизу, справа) предпочитает менее урбанизированные отдаленные районы. Поскольку города по всему миру расширяются и становятся более плотными, такие находки могли бы помочь архитекторам сохранить городские виды.

Территория бывшего аэропорта Темпельхоф площадь которого составляет 300 гектаров, с 2008 года отведена под пастбище для овец. Также это место стало ключевым убежищем для евразийских полевых жаворонков. В настоящее время пастбища Центральной Европы находятся под наибольшей угрозой исчезновения.

Инфографика. Влияние городской среды на диких пчел и мух

Влияние изменения городской среды на популяцию диких пчел и мух в Берлине и пригороде.

«По интеграции растительных зон в городскую среду Берлин занимает первое место», — говорит Коварик. Согласно Берлинской школе экологии природный парк Зюдгеланде и район Темпельхоф сегодня имеют самое богатое биоразнообразие. В 2016 году Коварик и его коллеги, в том числе Мориц фон дер Липпе, Буххольц и Гроссманн, запустили проект под названием CityScapeLab Berlin. За концепцию был взят экологический градиент совместно разработанный Австралией с США. На карте исследователи количественно оценили степень урбанизации по всему Берлину. Так можно узнать как виды реагируют на «различные типы ландшафтных конфигураций», — говорит Эми Хас, эколог из Мельбурнского университета.

Чтобы получить значимые результаты, они сосредоточились на экосистеме песчаного Берлина — сухих лугах. На таких территориях произрастают травы, полевые цветы и бобовые — почва здесь достаточно бедная. Исследователи, в целом, оценили 56 пастбищ в окрестностях Берлина, и их влияние на обитающие там виды.

В ходе исследований была использована метрика, описывающая, как среда обитания связана друг с другом в трехмерном пространстве. Она учитывает не только горизонтальное расстояние между участками, но и такие факторы, как высота и количество зданий, которые могут мешать животным, когда они пытаются перейти из одной среды обитания в другую.

В 2020 году в ходе исследований были использованы ярко окрашенные чашки с водой с добавлением формальдегида для привлечения в ловушку опылителей. Для жужелиц использовали ловушки, для бабочек — сети, а для ночных мотыльков — световые приманки.

Условия были далеко неидеальными. На высохшем травяном участке рядом с конференц-центром 1970-х годов активно грохотали грузовики с выхлопными газами. Их громыхание разворачивалось всего в нескольких метрах от места исследований. Казалось, бы безперспективное место, но фон дер Липпе обнадеживает: «По факту, на дорожной зелени нами были обнаружены многочисленные виды, находящиеся под угрозой исчезновения».

По словам фон дер Липпе, местные растения, дикие пчелы и жужелицы в городе встречались столь же часто как и в других более экологичных местах. Некоторые из этих видов были занесены в Красную книгу. Неожиданное изобилие объясняется тем, что в отличие от интенсивного земледелия, здесь используется более щадящее периодическое кошение.

городской луг Берлина

Городские луга находятся в центре внимания исследовательского проекта под названием CityScapeLab Berlin. Было обнаружено, что даже зеленые участки, вклинившиеся между шоссе, поддерживают удивительное разнообразие местных растений, пчел и жуков.

Удивительно, что районы, буквально, кишащие дикими кабанами, насчитывали бесчисленное множество кузнечиков и песчаных ящериц, занесенных в Красную книгу, в то время как на нетронутых территориях их было в разы меньше [4]. По словам фон дер Липпе, действия кабанов часто считают неблагоприятными для окружающей среды. Это не совсем так. Когда кабаны в поисках пищи роют землю, одновременно с этим, они создают норки для других обитателей.

Еще одним вкладом в биоразнообразие Берлина могут стать многочисленные деревья и кустарники, посаженные городским населением. Растения помогают другим живым существам перемещаться в городской матрице, что делает фрагментацию среды обитания менее вредной.

Экологи нашли доказательства того, что Берлин может служить местом сохранения видов из отдаленных регионов. В июле, например, Моника Эгерер, эколог Мюнхенского технического университета (TUM), обнаружила в общественном саду Берлина пчелу, ранее обитавшую исключительно в южной Германии [5]. Это открытие было частью исследования 18 берлинских садов, в котором Эгерер и ее коллеги обнаружили около 400 видов растений, четыре из которых занесены в Красную Книгу.

Бесчисленные сады Берлина — «неравнодушный знак по отношению к экологической обстановке», — говорит она. Пользу получают и местные садоводы, поскольку пчелы, живущие в городах также опыляют их цветы и овощи.

Что касается минусов, в городских районах было обнаружено гораздо меньше журчалок — насекомых-опылителей, чем в сельской местности. Тоже самое касается птиц и стрекоз. Гроссманн подозревает, что в случае насекомых, именно недостаточное количество влаги на городских лугах могло быть причиной их исчезновения.

К схожим результатам сейчас приходят исследователи из Северной Америки, Австралии, Центральной Америки. Дикие пчелы, также, счастливо процветают в городских районах этих стран. Кроме того менее известные осы-паразиты, также превосходно приспособились в городских окрестностях. Любимое их занятие — откладывать яйца внутри других насекомых и пауков. Этакие «крупные хищники» городской среды.

Есть еще парочка обескураживающих признаков. Глобальный отбор проб городских почв показал, что в городах обитает относительно ограниченный набор бактерий, водорослей, амеб и грибов. «Кажется, что везде одно и то же сообщество», — говорит Нико Эйзенхауэр, эколог из Немецкого центра интегративных исследований биоразнообразия.

песчаная ящерица

Песчаные ящерицы процветают в некоторых городских местах Берлина, особенно в тех, которые облюбовали дикие кабаны, копающиеся в поисках пищи.

Однако, не все разделяют оптимизм берлинских исследователей, относительно того, что городские экосистемы способны обезопасить виды от негативных факторов сельского хозяйства. Дуг Таллами, энтомолог из Университета Делавэра в Ньюарке, сомневается, что неместные виды деревьев смогут поддерживать такое же сочетание насекомых и птиц, какое когда-то поддерживала местная флора Европы. Его собственные исследования в средней части Атлантического океана показали, что местные деревья поддерживают большую и более разнообразную популяцию гусениц — незаменимую пищу для многих птиц, — чем неместные виды деревьев [6]. Исследование, которое он сейчас возглавляет в Европе, дает аналогичные результаты. «В Европе правила экологии не отличаются от наших», — говорит он.

Бреусте убежден: «Сегодня мы нуждаемся в исследованиях городов с тропическим климатом, с засушливыми районами, а также с разными социально-культурными условиями». Эти исследования необходимо начать в самое ближайшее время, так как уже сегодня городские экосистемы сталкиваются с растущей опасностью. Согласно демографическим прогнозам, к 2050 году две трети всех людей будут жить в городах. Нехватка жилья может стать серьезной проблемой, строительные компании все чаще присматриваются к зеленым насаждениям как потенциальным местам застройки. И по мере того, как у людей становится больше денег, у них появляются дополнительные расходы, которые, в итоге, наносят ущерб биоразнообразию. Из-за глобального потепления климат становится теплее и суше, что также неблагоприятно сказывается на биоразнообразии. «Мы создаем все более и более враждебную среду для городской природы», — говорит Вольфганг Вайссер, эколог ТУМ.

Некоторые экологи пытаются противостоять этому. Так, Вайссер объединился с ландшафтным архитектором, чтобы разработать благоприятный для биоразнообразия дизайн жилого и коммерческого района, планируемого на территории Тегель, Берлин. Новые жилые комплексы в Мюнхене должны будут обеспечить места гнездования и пропитания видам, пострадавших от урбанизации — летучим мышам, воробьям, дятлам и ежам.

В других городах исследователи убедили садовников и местных жителей реже косить газоны, чтобы дать зеленый свет опылителям. Таллами призвал горожан и жителей пригородов заняться озеленением придомовых территорий.

«Города могут позволить биоразнообразию расширится гораздо больше», — говорит Хас. Так, в кустарниках в местах озеленения живет гораздо больше летучих мышей, птиц, жуков и других насекомых, чем в более примитивной растительности. Но, сначала, властям придется развеять опасения о том, что кусты могут стать причиной преступности.

«Сегодня у нас есть действительно хороший объем знаний о городской экологии», — говорит Хаас. Сохранение дикой природы требует постоянных усилий. Город быстро уплотняется, и нам необходимо постоянно поддерживать существующее биоразнообразие.

Использованная литература

  1. Доклад ООН: «Беспрецедентный» опасный упадок природы. Темпы вымирания видов «ускоряются»
  2. Новые городские экосистемы, биоразнообразие и сохранение. Инго Коварик DOI: 10.1016/j.envpol.2011.02.022
  3. Герберт Зукопп – вдохновляющий пионер в области городской экологии. Статья
  4. Животные и растения, находящиеся под угрозой исчезновения, положительно или нейтрально реагируют на нарушение почвы дикими кабаном на городских лугах. Валентин Кабон, Мириам Буй, Хеннинг Кюне, Биргит Зейтц, Инго Коварик, Мориц фон дер Липпе и Саша Бухгольц. Статья
  5. Разнообразие диких пчел свидетельствует о важности городских садов в меняющихся городских условиях. DOI: 10.1017/S1742170522000199
  6. Использования чешуекрылыми местных растений по сравнению с интродуцированными. DOI: 10.1111/j.1523-1739.2009.01202.x

Читайте также: