Перевоплощение Будды или как христианские миссионеры обращают в свою веру непальских жителей

Кевин Ким
16 января 2023 г. · 12 минут чтения
Не секрет, что в Непале людям запрещается менять вероисповедание, но, похоже, что христианские миссионеры готовы рисковать судебным преследованием ради распространения своей веры. Журналисты Кевин Ким и Ребекка Хеншке из Катманду и Дадинге, Непал.
Непал имеет одну из самых быстрорастущих христианских общин в мире.
Непал имеет одну из самых быстрорастущих христианских общин в мире.

«Победа за Иисусом», — восклицает корейский пастор Пан Чанг-ин на богослужении в новой церкви в деревне Джарланг в предгорьях Гималаев. Паства единогласно поднимает руки в знак одобрения. Большинство прихожан принадлежат к коренной общине таманг, исповедующей религию Ламы — древнюю духовную практику.

Панга считает: «Население Таманга бедно как в финансовом, так и в духовном плане. Но, постепенно, обращаясь в христианство, они обретают истинный смысл жизни». Миссионеры, многие из которых имеют южнокорейские корни, в их числе и сам Панг, могли бы построить в Непале одну из самых широкомасштабных христианских общин в мире.

Большая часть христиан в Непале приходится на членов общины, называющих себя далитами или неприкасаемыми (традиционно занимающих низшее положение в индуистской кастовой иерархии), или на представителей коренных народов. Панг убежден, что христианское посвящение дает шанс избежать укоренившейся нищеты и дискриминации.

Новая христианская церковь в Джарланге, Непал
Новая церковь в Джарланге — одна из десятков церквей открытых Пастором Пангом в Непале

За несколько десятилетий своего пребывания в Непале Панг открыл почти 70 церквей, в основном, в районе Дхадинг, что в двух часах езды к северо-западу от столицы Катманду. По его словам, местные общины жертвует землю, а корейские церкви оплачивают строительство. «Церкви строятся почти в каждой горной долине», — утверждает Панг.

Даже если предположить, что Панг немного преувеличивает, нет никаких сомнений, что в последние годы количество церквей по всему Непалу резко увеличилось. Общенациональный опрос христианских общин говорит о том, что в стране, где все еще преобладает индуизм, насчитывается 7758 христианских церквей.

По большому счету, за всем этим стоит Южная Корея. По данным Корейской ассоциации всемирных миссий, за пару десятилетий Корея отправила за границу более 22 000 миссионеров.

Корейские миссионеры стали известны своим навязчивым, если не сказать агрессивным методом обращения в свою веру. Они бывали в самых непростых для проповеди уголках мира, но отнюдь не везде их встречали с распростертыми объятиями.

Пан Чан Ин и его жена Ли Чжон Хи
Пан Чан Ин и его жена Ли Чжон Хи живут в Непале уже 20 лет.

На сегодняшний день Непал является светским государством, с 2015 года гарантирующий свободу вероисповеданий.

Однако, закон о миссионерской деятельности, вступивший в силу в 2018 году, предостерегает миссионеров обращать кого-либо в свою веру и грозит пятью годами тюремного заключения.

«Конечно же из-за этого закона мы теперь всегда находимся в напряжении. Но мы не можем просто сидеть сложа руки и не распространять Евангелие. Мы должны продолжать спасать падшие души», — говорит жена Панга, Ли Чжон Хи.

До того как принять христианство супруги были банкирами. Ли Чжон Хи говорит, что именно ее муж первым получил Божье призвание вскоре после того, как они переехали в Непал в 2003 году. В то время здесь все еще правила индуистская королевская семья.

Пять лет спустя, в 2008 году 240-летняя монархия была упразднена после десятилетия гражданской войны, и к власти пришло коалиционное правительство, объявившее Непал светской республикой.

«Это начало золотого века миссионерской деятельности», — заявляет Панг.

Он и его жена являются частью общины Непала, насчитывающей около 300 корейских миссионерских семей. В Катманду община, в основном, сосредоточена вокруг корейской церкви в пригороде Бхайсепати. Ни одна из общин не является официально миссионерской. У всех из них либо деловые, либо учебные визы. Одни управляют ресторанами, другие благотворительными фондами.

За те недели, что мы провели с корейской миссионерской общиной, Панг и его жена были единственными, кто был открыт к общению. Панг не считает, что они нарушают закон, по его мнению, они не занимаются открытым прозелитизмом или крещением.

Камаль Тапа
Камаль Тапа хочет, чтобы закон о борьбе с лоббированием вероисповедания вступил в силу, а Непал снова стал индуистским государством.

Христианская община составляет менее 2% населения Непала — индуисты составляют около 80%, а буддисты — 9%. В 1951 году в Непале не было христиан, а в 1961 году их было всего 458. Но к 2011 году их число увеличилось почти до 376 000, согласно же последней переписи населения сейчас в общине около 545 000 человек.

«Их деятельность подобна лесному пожару. На карту поставлена ​​культурная самобытность и ​​основа национального единства», — утверждает бывший вице-премьер Камаль Тапа, рассматривающий корейскую миссионерскую деятельность как организованную атаку на культурную самобытность страны.

«Миссионеры работают за кулисами, эксплуатируя бедных и невежественных людей. Здесь нет ничего общего с религиозной свободой. Это чистой воды эксплуатация во имя религии», — говорит он. Он лоббирует возвращение Непала в статус индуистского государства, поддерживая введение антиконверсионного закона.

Дилли Рам Паудел
«Обращение должно исходить от Иисуса», — говорит пастор Дилли Рам Паудел.

Пастор Дилли Рам Паудел, возглавляющий Непальское христианское общество, был одним из первых, кого допросили по закону. В апреле 2018 года его обвинили в подкупе людей с целью их обращения, что он категорически отрицает. Позже эти обвинения были сняты. «Нас обвиняют в миссионерстве, но эта власть не в наших руках. Если бы это было так, я мог бы обратить в свою веру собственную мать. Ей 92 года, и она согласна поверить в кого угодно, кроме Иисуса. Для того чтобы поверить необходима санкция свыше», — говорит он.

Дилли Рам Паудел родом из набожной индуистской семьи. В свои 20 лет он отправился учиться в Корею, где и познакомился с христианством. «Мне было достаточно одиноко», — вспоминает он, — «а потом какие-то люди дали мне корейскую Библию на непальском языке». Он прочитал ее за одну ночь и расстался со всеми сомнениями.

Дилли Рам Паудел был индуистским священником, когда был моложе.

«Это кажется смешным и неправдоподобным, но все же, это случилось со мной», — говорит он с улыбкой.

По возвращении он подвергся остракизму со стороны своей семьи. «Они говорили, что христианство — это чужая религия, а я сошел с ума», — вспоминает он. Потребовалось время, чтобы семья приняла его таким какой он есть.

Каждый год более 2000 непальских студентов приезжают учиться в Корею. Задача миссионеров проповедовать им, находясь под прикрытием. Судя по результатам, они отлично справляются.

Панг и его жена руководят школой семинарии в Катманду. В настоящее время здесь обучается около 50 студентов. Спонсоры корейской церкви, в основном, покрывают расходы на их образование и питание. Одна из них, 22-летняя Сапана, родом из отдаленной деревни Таманг Синганг.

Сапана - студентка из Непала
Сапана говорит, что она «поедет в новые места и будет распространять послание Иисуса».

Ее дядя познакомил ее с христианством, когда она была тяжело больна. Сапана утверждает, что исцелилась после христианского посвящения. «Я хотела жить для Иисуса. Кто-то наконец полюбил меня», — говорит она. Сапана окончила семинарию в конце прошлого года. Теперь она планирует вернуться в свою родную деревню, чтобы подталкивать молодежь к тому, чтобы она приняла, то что в свое время приняла она. Такие отдаленные деревни как Таманг Синганг, из которой она родом, стали чистым полем для деятельности корейских миссионеров, таких как Пан Чанг-ин.

Пан Чан-ин признает, что распространение Евангелия может противоречить существующей религии и культуре. Но, по его мнению, этот «культурный шок неизбежен».

Читайте также: