Исследования на приматах вызвали негодование в научных кругах

На фото показано типичное материнское поведение макак-резуса. Самка держит (слева), кормит грудью (в центре) и защищает своего младенца от предполагаемой угрозы (справа).

Нейробиологические эксперименты, связанные с наложением швов на веки и разлучением с матерью, одни считают важными, другие — жестокими.

Маргарет Ливингстон, нейробиолог Гарвардского университета, была подвержена суровой критике со стороны приматологов и зоозащитников из-за негуманного отношения к приматам. По их словам, разлучение новорожденного младенца с матерью, а также случаи сшивания век, попытки которых предпринимались ещё в 2016 году,  жестоки и неэтичны. В это же время некоторые нейробиологи утверждают, что эти исследования просто жизненно необходимы для понимания функционирования человеческого зрения.

Ливингстон утверждает, что сама процедура наложения швов на глаза приматов аналогична процедуре лечения  глазных опухолей и инфекций у детей, на всякий случай уточняя, что это был единичный случай. Но обвинения Ливингстон не заканчиваются, потому что она по-прежнему продолжает в своих экспериментах отлучать новорожденных приматов от их матерей. Эти события шокировали Кетрин Хобайтер, приматолога из Университета Сент-Эндрюс, посвятившую последние 17 лет своей жизни наблюдению за приматами в дикой, естественной для них среде. «Как ученый я подвергаю сомнению тот факт,  что не существует более гуманного способа исследовать эту тему», — говорит она.

17 октября 2022 года Хобайтер и её аспирант Галь Бадихи направили в Proceedings of the National Academy of Sciences (PNAS) письмо, подписанное более чем 250 зоологами, аспирантами и докторантами, с просьбой отозвать последнюю статью Маргарет Ливингстон.

То же самое сделала группа по защите прав животных PETA (организация, позиционирующая свою деятельность как ведение борьбы за права животных),  обратившись не только в  Гарвардский университет с просьбой запретить исследования Ливингстон, но и в Национальные институты здравоохранения США (NIH), чтобы прекратить финансирование эксперимента над приматами.

В ответ на это нейробиолог из Гарвардской медицинской школы, Берта Мадрас, занимающаяся исследованием мозга обезьян в течении последних десятилетий,  ответила:  «Подобные попытки могут сорвать критически важные эксперименты нацеленные на улучшение человеческого существования. Если мы собираемся понять, как функционирует мозг, нам придется проводить эксперименты, которые генерируют висцеральные реакции», — подчёркивая, — «мы должны исходить из большего блага для человечества в целом».

Мысль как бы подразумевает возможность пренебречь отдельными живыми существами, в данном случае, приматами, во благо всего человеческого мира. Берта Мадрас никогда не имела совместного опыта исследований с Маргарет Ливингстон, но, как мы видим, она всячески её поддерживает.

Исследование на приматах: тактильное восприятие у самок обезьян

Обезьяна с «усыновленными» мягкими игрушками после первых родов (вверху) и вторых (внизу). Верхний ряд показывает, что через 3 недели после родов она все еще носит с собой игрушку. Крайняя правая фотография демонстрирует, как она несет игрушку на бедрах, что является типичным материнским поведением, но, как и в случае с обычными младенцами, мать обычно быстро прижимает его к своей груди всякий раз, когда кто-либо подходит к ней, поэтому было трудно получить этот снимок. В нижнем ряду показана та же обезьяна через 3 недели после ее вторых родов. На следующее утро после рождения она предпочла красноватую игрушку коричневой.

Ливингстон посвятила 40 лет исследованиям зрительных возможностей обезьян. Чтобы определить, как развиваются области мозга, ответственные за распознавание лиц, она и её коллеги отделяют бенгальских макак-резусов от их матерей сразу после рождения и, в течение нескольких месяцев, выращивают их самостоятельно, отдельно от других обезьян, а затем помещают их к другим молодым приматам. В некоторых экспериментах новорожденные обезьяны не видят лиц в течение года либо потому, что сотрудники лаборатории носят маски, либо потому, что исследователи практически ослепляют их. В 2016 году команда зашила веки двум обезьянам, швы рассосались через несколько дней, но глаза оставались закрытыми в течение года. После этого случая Ливингстон говорит, что в своих последующих экспериментах её команда прибегала к более гуманному неинвазивному методу, используя затемненные очки.

О подробностях экспериментов над приматами знали единицы приматологов, вплоть до момента пока в прошлом месяца Ливингстон не опубликовала статью в PNAS. Статья не была стандартным исследовательским отчетом, вместо этого PNAS вдохновил Ливингстон написать статью как «Вступительное слово», чтобы подчеркнуть её вклад в эту область в качестве недавно избранного члена Национальной академии наук США.

В статье, озаглавленной «Триггеры материнской любви», рассказывается об отдельных наблюдениях, которые Ливингстон сделала в ходе своего эксперимента над приматами, в частности, после того, как она дала матерям-обезьянам мягкие игрушки, заменив ими  новорожденных младенцев, которых, в свою очередь, её команда забрала для зрительных экспериментов. В статье основное внимание уделялось материнскому поведению: как матери-обезьяны у которых отняли их новорожденных детей взамен получали суррогат в виде мягкой игрушки, и немного успокаивались.

Тот факт, что PNAS обнародовал эту работу, глубоко беспокоит Кетрин Хобайтер — вице-президента по связям с общественностью Международного приматологического общества (IPS). По её словам, десятилетия исследований показали, насколько важна связь между матерью и ребёнком у приматов. Животные-сироты «социально закрыты. В некоторых случаях они уже никогда не выздоравливают», не говоря уже о судьбе матерей. Эксперименты над обезьянами со стороны Ливингстон, по словам Хобайтер, не добавляют ничего значимого к всеобщему пониманию поведения приматов. «Она (Ливингстон) терпит неудачу на всех научных и этических уровнях». Кетрин Хобайтер разослала черновик письма с изложением своих опасений нескольким коллегам.

В итоге собрав 257 подписей со всего мира. В последнем письме к PNAS она просит отозвать статью, которая, по её словам акцентирует внимание на актуальности  инвазивных исследований с приматами. «Мы не можем спрашивать согласия у обезьян», — говорится в нем, — «Но мы можем перестать использовать, публиковать и… активно продвигать жестокие методы, которые, заведомо, причиняют страдания другим живым существам».

В ответ на это заявление представитель PNAS сообщил, что признаёт всевозможные опасения, также как и официальную критику по этому вопросу, но от последующих комментариев отказался.

Исследование на приматах: самка обезьяны и мягкая игрушка вместо детёныша

Самка обезьяны проявляет материнское поведение по отношению к мягкой игрушке через 2 и 3 дня после родов. Она постоянно держит игрушку (слева и в центре) и защищает ее от предполагаемой угрозы.

На прошлой неделе Кетрин Роу, бывшая психолог-экспериментатор, изучавшая развитие мозга у детей, и, в настоящий момент, занимающая должность руководителя отдела научного продвижения и информационно-просветительской работы в PETA, отправила письма в Гарвард и в два агентства NIH. Она назвала работу Ливингстон бесчеловечной и ненаучной и попросила учреждения прекратить  финансирование её эксперимента с приматами. «Долгосрочный вред, который эти эксперименты наносят матерям и их детям, намного превышает любую потенциальную пользу для людей», — говорит Роу. «Преимущества всегда «потенциальны. Вред очевиден».

Ливингстон возражает, ссылаясь на то что её работа основана на науке, удостоенной Нобелевской премии, которая, в свою очередь, вносит свой вклад в разработку методов лечения глазных заболеваний у детей. По её словам, данное исследование с приматами помогло понять проблемы социального дефицита, вызванные тем, что аутичные дети меньше смотрят на лица, чем нейротипичные дети. Также это помогло разработать новые способы лечения болезни Альцгеймера и некоторых видов рака мозга.

Также, на прошлой неделе PETA запустила кампанию по связям с общественностью в социальных сетях, направленную как на разлуку с матерью в работе Ливингстон, так и на зашивание век, которому дали название «Прям как в фильме ужасов».

По словам Ливингстон, буря в социальных сетях берёт свое. «Я стала объектом всё более враждебных притеснений и серьезно опасаюсь за собственную безопасность и безопасность своей семьи». Она признаётся, что получала «жестокие, угрожающие и непристойные» звонки и электронные письма. В пятницу Гарвард опубликовал заявление , осуждающее эти «личные нападки» , в котором говорится, что вся работа Ливингстон строго следует федеральным правилам исследований на животных, и была одобрена университетским комитетом по уходу и использованию животных ,  призванным обеспечить надлежащий уход за ними и проведение только необходимых экспериментов.

Эту точку зрения поддержал Майкл Голдберг, невролог из Колумбийского университета, специализирующийся на лечении людей основываясь на экспериментах с приматами. Эти комитеты не относятся к своей работе легкомысленно, говорит Голдберг, который был одним из рецензентов статьи PNAS за этот год, они одобряют так называемые «негуманные» эксперименты только в том случае, когда нет других вариантов исследований. По его словам, работа Ливингстон «этична и оправдана». «Это не ненужная жестокость по отношению к животным — это критическое исследование».

Хобайтер же отмечает, что этика продолжает развиваться, особенно, когда речь идет об исследованиях на животных, в частности на приматах. Она надеется, что нынешние дебаты вызовут больше дискуссий по этому вопросу. «То, что комитет по этике вашего университета руководствуется минимальными стандартами, не означает, что вы не можете работать лучше», — говорит она. «Как ученые, мы должны придерживаться более высоких стандартов».

Использованная литература

  1. Стимулы материнской любви. Маргарет Ливингстон. DOI: 10.1073/pnas.2212224119
  2. Анатомические корреляты участков лица макаки в области нижней височной извилины. Майкл Дж. Аркаро, Теодора Маутц, Владимир Березовский и Маргарет Ливингстон. DOI: 10.1073%2Fpnas.2018780117

Читайте также: