Загадка Гризли: почему у некоторых медведей нет пальцев на лапах?

Исследователи изучают лапу медведя гризли без нескольких пальцев

В 2016 году биолог дикой природы Клейтон Лэмб прикрепляя GPS-ошейник к усыпленному транквилизаторами медведю гризли на юго-востоке Британской Колумбии, заметил, что на одной из его лап не хватает трех пальцев. Странно, вспоминает он, но наверно, это неудивительно для таких животных. Затем появились еще три гризли с такими же покалеченными лапами.

Стремясь разгадать загадку этой тенденции, Лэмб и его коллеги начали многолетнее расследование. Теперь они указывают на потенциального виновника: ловушки с наживкой, предназначенные для поимки гораздо более мелких лесных обитателей. Выводы исследования могут повлиять на местную политику в области пушного промысла или убедить власти отложить сезон отлова.

«Это важный вопрос, и я очень рад, что на это стали обращать внимание», — говорит Кристофер Сервин [2], биолог, изучающий медведей гризли в Университете Монтаны и не участвовавший в этой работе. Он отмечает, что от этих ловушек могло пострадать гораздо больше медведей, которых исследователи уже не найдут.

Когда Лэмб и его команда прибыли на место происшествия в начале расследования, они сразу исключили несколько возможных причин возникновения травм. Признаки заживления сломанных костей пальцев медведей исключали врожденный дефект, в то время как чистые, линейные переломы, как если бы пальцы были отколоты на разделочной доске, исключали мысль о том, что они были укушены или оторваны другими животными.

Команда Лэмба задалась вопросом, не виноваты ли в этом капканы, похожие на большие мышеловки. Небольшие ловушки обычно снабжаются наживкой из мяса бобра и расставляются в горах на юго-востоке Британской Колумбии с ноября по февраль для поимки животных семейства куньих, например ласки или хорька, из-за их меха. Обычно медведь не обращает внимания на такую ​​маленькую ловушку, но в последние годы эти ловушки стали мощнее, говорит Лэмб, поскольку звероловы стремились соответствовать современным «гуманным стандартам» отлова, мгновенно убивая куниц.

«Медведи гризли сталкиваются с идеальным набором характеристик, которые делают их восприимчивыми к этой проблеме», — говорит Лэмб. Они манипулируют вещами с помощью лап, они очень мотивированы едой и остаются активными даже в сезон промыслового отлова куниц.

Чтобы определить, не натыкаются ли гризли случайно на эти ловушки, команда прикрепила четыре ловушки к деревьям, но не закрыла их полностью. Наблюдая за ловушками с помощью камер в течение следующих 2-х недель, они заметили гризли, посетивших все четыре ловушки, споткнувшись о две из них передними лапами и задев носом.

Могут ли эти ловушки оторвать медведям пальцы на лапах? Чтобы выяснить это, команда засунула лапы умерших гризли в несколько ловушек, обычно используемых в Британской Колумбии, а затем исследовала повреждения с помощью рентгеновских лучей.

Рентген медвежьей лапы с поврежденными конечностями

На рентгеновском снимке видна медвежья лапа с тремя потерянными пальцами.

Они обнаружили, что одних ловушек было недостаточно, чтобы сломать кости, но они могли повлиять на кровообращение в пальцах, объясняет Лэмб. В конце концов, обескровленные пальцы либо сгниют, либо будут обглоданы самим медведем. Поскольку ловушка создает прямолинейную травму на лапе и кажется, что пальцы отрублены.

Затем они рассчитали силу, которая потребуется, чтобы освободить лапу медведя, и обнаружили, что для открытия самых мощных ловушек требуется усилие более 230 килограмм. По словам Лэмба, не каждый медведь способен приложить такой усилие, чтобы освободиться из ловушки. В совокупности, данные свидетельствуют о том, что гризли в этом регионе теряют пальцы лап из-за ловушек для куниц [1].

Эти травмы имеют последствия и для населения этого района. Трое из четырех медведей с отсутствующими пальцами позже были вовлечены в конфликты между людьми и медведями. Одного застрелил владелец ранчо, другого подозревали в нападении на человека. Третий был захвачен и перемещен сотрудниками службы охраны природы после того, как «похозяйничал» на ферме.

Лэмб говорит, что медведи с отсутствующими пальцами, вероятно, представляют более смелых или более любопытных особей своего вида. “Засовывать лапу в ловушку, сопоставимо с проверкой чьего-то курятника, или опрокидыванием мусора, или взглядом через окно на пирог на прилавке”, — говорит Лэмб. Но возможно медведи случайно попадают в эти ловушки, получают травмы, а затем вынуждены идти на больший риск, потому что добывать основные продукты питания, такие как клубни растений, становится труднее без полноценных конечностей.

Кристофер Сервин считает, что боль от этих ловушек может также сделать раненых медведей особенно злыми. «Мы не можем игнорировать тот факт, что это состояние постоянного страдания», — говорит Сервин. Если бы я надел такую ​​ловушку на руку и носил ее неделю, вероятно это влекло бы за собой только негативные последствия.

Основываясь на указаниях Лэмба и его коллег, представители дикой природы Британской Колумбии в 2021 году сделали вывод, что все ловушки, размещенные в ноябре, должны находиться в коробке с отверстием, достаточно большим, чтобы куница могла пролезть, но слишком маленьким, чтобы пропустить медвежью лапу. Сервин и Лэмб также советовали отложить сезон отлова куниц до начала декабря, после того как большинство гризли впадёт в спячку, но эти рекомендации не были реализованы.

Использованная литература

  • Соображения относительно правил отлова пушных зверей для предотвращения ампутации пальцев медведя гризли и травм DOI: 10.1002/wsb.1343
  • Кристофер Сервин. Колледж лесного хозяйства и охраны природы имени В. А. Франке, Университет Монтаны

Читайте также: