Роль высококалорийной пищи в эволюции человека. Не всё так просто, утверждает исследование

Артефакт, кость животного возрастом 1,5 миллиона лет

Кость животного возрастом 1,5 миллиона лет, найденная на археологических раскопках в Кооби Фора, Кения, имеет следы порезов.

Когда в пищевой цепи присутствует, мясной рацион, требующий агрессивного взаимодействия между видами, шимпанзе, наш ближайший межвидовой родственник, ничем не отличаются от нас. Но у нас, мясо животных составляет гораздо большую часть пищевого рациона, чем у шимпанзе.

Многие ученые уже давно предполагают, что повадки хищника у нашего предка усилились около 2-х миллионов лет назад, основываясь на количестве следов, найденных на древних артефактах. Увеличение количества потребляемых калорий, как считается, позволило одному из наших самых ранних предков, Homo erectus, иметь более крупное тело и мозг.

Но новое исследование утверждает, что доказательства, лежащие в основе этой теории, статистически неверны, поскольку в них не учитывается тот факт, что исследователи сосредоточили большую часть своего времени и внимания на более поздних местах обитания наших предков. Авторы говорят, что в результате этих неравномерных действий по отбору проб с течением времени в разных местах, невозможно понять, насколько велика роль мясоедения в эволюции человека.

Еще до начала исследования многие эксперты подозревали, что взаимосвязь между плотоядным животным, большим мозгом и телом у древних людей может быть неоднозначной, говорит Рэйчел Кармоди, биолог-эволюционист из Гарвардского университета, которая не участвовала в работе. Однако новые результаты делают важный шаг к эмпирической демонстрации того, что более тщательный контроль отбора проб фактически меняет интерпретацию.

Иллюстрация древнего охотника

Иллюстрация древнего охотника — видение художника

Для проведения исследования Эндрю Барр, палеоантрополог из Университета Джорджа Вашингтона, и его коллеги проанализировали ранее опубликованные свидетельства следов физического воздействия на девяти археологических находках ранней человеческой деятельности в Восточной Африке, охватывающих период от 2,6 до 1,2 миллиона лет назад. Как и ожидалось, ученые обнаружили увеличение количества зарубок на костях животных, которое началось около 2 миллионов лет назад.

Однако исследователи заметили, что археологи, как правило, находили больше повреждений на костях в тех областях, которые привлекали наибольшее исследовательское внимание. Другими словами, чем больше времени и усилий вкладывалось в изучение места, тем больше вероятность того, что они найдут доказательства употребления мяса.

Каждая из этих областей содержит несколько слоев отложений. Чем глубже слои, тем древнее совокупность артефактов в них. Слои, возраст которых составляет от 2,5 до 2 миллионов лет, просто не так обнажены и, следовательно, не так легко изучены, как более поздние отложения, объясняет Барр, а это означает, что этим более ранним участкам уделялось гораздо меньше внимания. Чем больше времени и усилий исследователи посвящают раскопкам, тем больше артефактов они находят. Это может сделать сравнение артефактов, таких как следы на костях из разных мест, неоднозначным статистическим предположением.

Исследователи могут контролировать эти различия в усилиях по отбору проб, рассчитывая, сколько отметок они ожидают найти, учитывая интенсивность исследований на одном месте по сравнению с другими местами. Барр и его коллеги проанализировали результаты с этих мест и обнаружили, что данные о потреблении мяса между 2,6 и 1,2 миллионами лет назад практически не изменились, сообщают они сегодня в научном журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

“Я всегда скептически отношусь к этим аккуратным эволюционным повествованиям”, — говорит Барр. В большинстве случаев, когда вы действительно углубляетесь в эти вещи, доказательства не так точны, как кажется на первый взгляд.

Вместо резкого роста потребления мяса, утверждает он, внимания заслуживают другие ранее предложенные объяснения. Например, приготовление пищи, которая облегчает её переваривание, возможно, способствовало увеличению потребления калорий и, следовательно, увеличению размера мозга. Развивая социальные навыки люди, возможно, также получали больше калорий, поскольку их группы становились более социально сложными, члены расширенной семьи охотились и собирали дополнительную пищу для общих нужд — часть идеи, известной как “гипотеза бабушки”.

Кристиан Трайон, палеоантрополог из Университета Коннектикута в Сторрсе, говорит, что он в целом согласен с интерпретацией данных исследования в Восточной Африке. Но он указывает, что Homo erectus распространился далеко и повсеместно, мигрируя по всей Африке и Ближнему Востоку, а также в некоторых частях Южной Европы, Восточной Азии и Юго-Восточной Азии. «Я думаю, что в том месте, которое они исследовали, проведенная работа действительно хороша, но думаю, что говорить об этом для всего вида будет неправильно».

Шара Бейли, палеоантрополог из Нью-Йоркского университета, говорит, что ее не особенно удивили выводы статьи, потому что она и другие давно подозревали, что гипотеза «мясо сделало нас людьми» была чрезмерно упрощенной. Тем не менее, говорит она, приятно видеть, что исследователи копаются в статистических основах общепринятого мнения в этой области.

Майкл ПрайМайкл Прайс

Майкл Прайс — научный журналист из Сан-Диего, Калифорния.
Ссылки на исследования в тексте статьи.

Читайте также: