Женщина из Челябинска 30 лет воспитывала чужого ребенка, тогда как ее родная дочь росла в нищете

Эта история получила мощный резонанс и громкую огласку, явившись примером того, как халатность врачей в роддомах калечит судьбы людей.

Жительница Челябинска Зоя Туганова 30 лет растила, холила и лелеяла чужого ребенка, тогда как ее родная дочь росла в нищете, видела пьянство родителей и в итоге попала в детский дом.

Жизнь двух малышек, перепутанных в челябинском роддоме, сложилась абсолютно по-разному. Одна росла как принцесса, а другую сдали в приют. Прошли десятки лет, и подмена открылась.

Никто не в силах повернуть время вспять

Все началось 29 января 1987 года в челябинском роддоме. Рядом оказались две роженицы с похожими фамилиями — 40-летняя Зоя Туганова, которая работала проводницей РЖД, и Эльвира Тулигенова, которая являлась уроженкой башкирской деревни Киржакуль. У обеих появились на свет девочки.

По горькому стечению обстоятельств младенцев перепутали. Между тем, Зоя заметила подмену, так как до этого на мгновение увидела свою дочь и хорошо запомнила светлую кожу и волосы малышки.

Затем ребенка унесли, и через какое-то время принесли совершенно другого младенца. Зоя сразу поняла, что эта девочка - не ее. Черненькая, не похожая на родителей. Врачи тут же стали ее разубеждать, так как Зоя призналась им, что ее супруг - татарин. Доктора обвинили женщину в чрезмерной мнительности. В соседней палате рожала Эльвира, и Зоя рассказала журналистам:


Я просила Эльвиру показать ребенка, когда к ней принесут девочку. Она обещала, но так и не позвала. Я кричала, скандалила, но врачи твердили, что у меня просто родовая травма, а потом пригрозили отправить на психиатрическую экспертизу. Так как я работала на железной дороге, подобные проверки на вменяемость могли выйти боком, и я смирилась.

Дети росли

Девочку, которая оказалась в семье Тугановых, назвали Катей. Она всегда была окружена любовью родных, несмотря на то, что мужу то и дело намекали, что жена где-то нагуляла дочку.

Ребенок рос слабеньким и часто болел, но родители ухаживали за ней, водили по врачам, ездили с ней в Киргизию подышать горным воздухом, сделали операцию. После нее здоровье Кати укрепилось, а болезни отступили.

Катя получила хорошее образование, окончив академию железнодорожного транспорта, и работает на РЖД. Со слов Зои Антоновны:

Конечно же, я ее считаю своей родной дочерью. Но меня все же не оставляла мысль узнать, как поживает другая моя дочь, тоже уже взрослая. Жизнь постоянно меня укрепляла в сомнениях. Например, у меня и Кати разные группы крови, но врачи в ответ заверили, что такое бывает. И однажды Катя, видя мои мучения, предложила попробовать найти через соцсети в Интернете ту дочь, благо что я знала фамилию и имя женщины из деревни. Так мы и нашли моего кровного ребенка – Люцию Тулигенову.

Детство настоящей дочери Зои, которой дали имя Люция, было весьма трудным. Муж Эльвиры также не поверил, что ребенок его. Из-за этого малышка Люция постоянно чувствовала себя лишней в этой семье.


Отец семейства запил, кроме того, он был посажен в тюрьму за убийство односельчанина. Мать работала изо всех сил, как могла тянула детей, но в итоге тоже начала спиваться. Трое детей Эльвиры часто ходили по деревне в поисках еды. Когда Люции было 13 лет, ее со средним братом и младшей сестренкой отправили в детдом, там она и выросла. Зоя Антоновна говорит:

Я как увидела Люцию, так сразу уловила внешнее сходство. У меня все дети здоровые такие, а Катя хрупкая. В семье же Тулигеновых были сердечники, бабушка у них от этого умерла. Зато Люция тоже здоровая, но только по телосложению, а на самом деле… Узнала я, что она инвалид, у нее трое детей, она нигде не работает. Есть муж, но перебивается случайными заработками. Разная жизнь сказалась даже на вероисповедании: Катя у меня крещеная, а Люция – мусульманка, причем сильно верующая. С Эльвирой встретиться уже не довелось — в живых ее не было.

Сегодня обе девушки - и Катя, и Люция, имеют собственные семьи и воспитывают своих детей.

Катя бы не выжила у родной матери

Зоя Туганова полна намерений через суд выхлопотать у ошибшихся сотрудников роддома квартиру для Люции в Челябинске. Дело предстоит сложное - теперь на месте этого роддома перинатальный центр. И неизвестно, где искать концы.


Но Зоя убеждена, что должен обязательно найтись тот, кто ответит за подмену малышек, так как совершено настоящее преступление. Женщина помнит фамилию акушерки и точную дату родов.

Ведь если бы детей не перепутали, ее родная дочь росла бы в любви и достатке, и не оказалась бы в детдоме. Зое Антоновне сейчас 70 лет, чем она особенно может помочь дочке? Она сама живет на одну лишь пенсию. И все равно Туганова старается изо всех сил наладить общение с обретенной дочерью, всячески помогает, возит ей вещи. Дочь с семьей живет в бывшем заброшенном доме, который отключен от газа.

От рождения Люция была здоровой, но от тяжелой жизни приобрела инвалидность и так и не смогла получить хорошее образование.

Кто поможет новой семье

По словам Зои Антоновны, сегодня Катя ревнует маму к «сестре», но при этом, конечно же, понимает всю ситуацию. А однажды поневоле приемная дочь даже подошла к матери и сказала:

Мама, я вот тут подумала: а если бы я оказалась в той семье, то не выжила бы со своими болезнями. Кто бы меня лечил? Давно бы умерла.

А мама, которая на пороге своего 70-летия обрела вторую дочь, все равно счастлива и говорит: "29 января у нас двойной праздник. Я не делю своих детей, они обе мне родные. И теперь я буду делать все, чтобы моя Люция ни в чем не нуждалась и все у нас было хорошо".