Она влюбилась в него и осталась с ним на всю жизнь: женщина уже 40 лет живет одна на далеком острове

Сейбл – небольшой канадский остров. На участке суши, овеянном дурной славой и проклятом многими поколениями мореходов, вот уже сорок лет живет 70-летняя Зоя Лукас. Причудливый серп на севере Атлантического океана, что на юго-востоке от Галифакса (Новая Шотландия), она считает своей второй родиной. И не собирается покидать туманный, ветреный край.

Блуждающий остров

Сейбл имеет вытянутую форму – 42 км в длину и всего 1,5 км в ширину. Среди постоянных его обитателей – 5 робинзонов из числа сотрудников метеорологической станции. Зоя влюбилась в удивительный остров в далеком 1971 году, когда 21-летней студенткой приехала сюда на практику. Сегодня она нисколько не жалеет, что практически вся ее сознательная жизнь прошла вдали от цивилизации на лоне прекрасной дикой природы. Дни ученого наполнены сбором научных данных на заповедной территории.


Упорное стремление тогда еще юной девушки к отшельничеству можно понять: сам по себе остров удивительный, начиная с того, что он - живой, блуждающий. Береговая линия подвижна. Когда-то Сейбл был куда больше и сыграл роль гибельного пристанища для многих судов. О невидимую преграду в разное время разбились от 350 до 500 плавучих сооружений. Не случайно остров называют "кладбищем кораблей".

Ужас мореплавателей

Зоя Лукас и сейчас имеет возможность наблюдать, как меняется цвет прибрежного песка, принимая окраску морской волны. До того, как в конце XIX века установили маяк, суда на полной скорости, особенно в непогоду, врезались в сушу, не ожидая встретить преграду. В настоящее время "пожиратель кораблей" не так опасен, но маяк (теперь уже радио-) по-прежнему начеку. К слову, океан поглотил уже 6 башен с сигнальными огнями, стоявших на Сейбле, – ведь остров становится все уже.


Метеоролог любит рассматривать в бинокль морскую гладь, жизнь представителей местной фауны. На острове обитают около 400 лошадей, 300 000 серых тюленей (зимой колония увеличивается до размеров, зафиксированных в книге рекордов Гиннеса), 350 видов птиц. Такая сложилась у женщины компания. Зоя говорит, что особенно любит лошадей. Когда-то именно красивые дикие пони Сейбла первыми покорили ее сердце.

Становится уже и длиннее

В настоящее время дама почтенного возраста редко бывает на большой земле, где в провинции Новая Шотландия расположен родной город Галифакс. Она и ее коллеги зависимы от поставок продовольствия и других необходимых товаров. Груз доставляется еженедельно. Добраться до острова можно только воспользовавшись лодкой или оседлав чартерный самолет. Поднявшись над Атлантикой можно увидеть нереальную картинку: участок суши, напоминающий то ли гибкое тело соболька, то ли саблю. На нем – два дома (начальников острова и маяка) и вагончики-подсобки. А вокруг – бескрайняя Атлантика...


Зоя Лукас считает: в таких местах возникает иное ощущение жизни. Человек как никогда осознает, что он – часть огромного мира. Климат острова с дурной славой по температурным показателям достаточно мягкий: зимой средняя температура близка к нулю, летом достигает +20. К туманам 127 дней в году здесь давно привыкли. Над гигантской серповидной насыпью дико свистят ветра, переметая песок в океан. Нет ни единого деревца, ни даже кустика. Только хилая трава и горох. Но, как там говорят? У природы нет плохой погоды.

Ты - на суше, я - на море

За четыре десятилетия чего только не прибивало к островным берегам: холодильник, ящик свежего перца, лопнувшие связки воздушных шаров, другие отходы человеческой деятельности. Но не они предмет исследований "робинзонов" (хотя, сигнализируют о степени загрязненности мирового океана).


Зоя и ее коллеги проводят рабочие будни, изучая окружающую среду, собирая черепа погибших пони, чтобы передать их специалистам для изучения. Важно узнать, как животные смогли приспособиться к суровому ландшафту и необычным климатическим условиям Сейбла.

Все это – жизнь суши. В океане – свои задачи. Для капитанов кораблей главное – успешно преодолеть сложные участки пути. Они по-прежнему настороженно проходят мелководье у гибельного острова, хотя за последние 30 лет "кладбище Северной Атлантики" не поглотило ни одного крупного судна.