Цензура оказалась бессильной: самые откровенные сцены советского кино

Цензура оказалась бессильной: самые откровенные сцены советского кино

Откровенные сцены с обнаженными женскими прелестями, как известно, в кинематографе Советского Союза не приветствовались. Цензоры нещадно вырезали таковые, если видели несоответствие требованиям. Однако многие именитые режиссеры могли убедить начальство в художественной значимости той или иной "голой" сцены. Сцены из каких советских фильмов не попали под раздачу абсолютно случайно?

"А зори здесь тихие..."

Станислав Ростоцкий - режиссер, который взялся за экранизацию произведения Бориса Васильева о Великой Отечественной войне в 1973 году, снял две эротические сцены для фильма. Однако разрешили оставить одну, и то не без проблем. Мастер доказал цензорам, что эпизод имеет художественную значимость. Приемной комиссии Станислав Иосифович раскрыл свою идею: зритель обязан был увидеть красоту женского тела, созданного для материнства, а не для того, чтобы его поражали пули. Актрисам Ростоцкий в такой же манере обозначал свою идею. Длительное время режиссер не мог заставить советских красавиц раздеться перед камерой. В итоге уговоры возымели действие. Сцену сняли. Теперь же при упоминании "А зори здесь тихие..." у многих зрителей встают перед глазами именно женские обнаженные образы.

Оказывается, эпизод с обнаженными телами запомнился настолько, что поклонники приходили в кинотеатры и специально пересматривали картину по нескольку раз. Мужчины с замиранием дыхания ждали, когда же появится на пороге бани длинноволосая красавица Ольга Остроумова.

Второй эпизод, когда героини загорали без купальников на брезенте, цензоры все-таки вырезали, поскольку художественной ценности не обнаружили.

Известно, что картину выдвигали на "Оскар", однако победило в том году не менее гениальное "Скромное обаяние буржуазии" Бунюэля.

"Экипаж"

Тогдашний директор "Мосфильма" Николай Сизов знал о том, что режиссер планирует снять эротические сцены для фильма-катастрофы. Принять участие в них должны были Леонид Филатов и Александра Яковлева. По словам Александра Митты - режиссера фильма, кинематографическое начальство могло и не узнать о том, что обнаженные части тела главной героини будут мелькать на экране. "Помогли" лаборантки, проявлявшие пленку. Именно они попросили цензоров обратить пристальное внимание на кадры. Случился настоящий разнос, после которого пришлось многое удалить из отснятого. Однако некоторая часть "обнаженки" все же соответствовала этическим нормам советского кинематографа. В итоге зритель может увидеть, хоть и мельком, голую грудь Александры Яковлевой и ягодицы, правда, через призму аквариума.

Гневные письма от зрителей

Фильму присвоили гриф "16+", а режиссеру не дали Госпремию, несмотря на то что "Экипаж" стал лидером кинопроката в 1980-м году. Митта всегда отказывался соглашаться с тем, что картину считали первой эротической в стране, ведь все детали обнаженного тела главной героини можно было увидеть не в полном объеме. Кроме того, Леонид Филатов и вовсе не согласился раздеваться. Несмотря на это, в адрес "Мосфильма" пачками приходили гневные письма от советских граждан, которые были недовольны "аморальными" сценами. Позже Александра Яковлева рассказывала о давлении и в свой адрес. Многие спрашивали о том, как же она могла сняться в таких порочных сценах. Это была ее первая работа в кино, зато какая - сразу главная роль. Отказаться было просто невозможно. Стеснение, безусловно, присутствовало.

"Табор уходит в небо"

Актриса Светлана Тома, которая сыграла цыганку Раду в известном фильме, снятом по мотивам произведений Максима Горького, не раз признавалась в том, что цензура могла не пропустить некоторые кадры. Оказывается, сцену, где ее героиня выходит из воды с обнаженной грудью, смог отстоять Эмиль Лотяну - режиссер. Причем сделал это безапелляционно. Мастер был известен своим взрывным характером, потому на эмоциях сообщил о том, что не появится на премьере уже снятой картины, если к ней прикоснутся ножницы монтажера-цензора. Ссориться с режиссером никому не хотелось, по всей видимости, проще было согласиться.

Светлана Тома чуть не погибла на съемках

Сама сцена далась актрисе непросто. Съемки проходили в Закарпатье, плавать нужно было в горной и очень холодной реке. Актеров намазали гусиным жиром, чтобы не подхватили воспаление легких. Но случилось непредвиденное - Тома чуть не утонула, поскольку глубина оказалась катастрофической. На площадке было минимум людей - два оператора, костюмер и режиссер. Помощь оказали, но кадры пришлось переснимать - камеры в самый неподходящий момент отказали.

После премьеры "Табора" на актрису обрушилась популярность, многие советские зрители писали в ее адрес письменные послания. Кто-то был крайне недовольным тем, что советская актриса разделась в кадре. Однажды на кинофестивале в Украине возле сцены разместились настоящие цыгане, которые ждали "свою". Но вышла Тома в очках, коротком ситцевом платье. Чуть было не случился грандиозный конфликт. Доказать зрителям, что Светлана всего лишь сыграла Раду, было невозможно. Актриса быстро уяснила, что появляться перед своими поклонниками стоит только в длинных многочисленных юбках.

"Бриллиантовая рука"

Современному зрителю сцена из "Бриллиантовой руки", где героиня Светланы Светличной кричит "Не виноватая я...", не кажется такой уж вызывающей. К тому же обнажения там как такового и нет. Однако в советское время кинематографическое начальство думало совсем иначе. Вообще к режиссеру картины было много замечаний - около сорока, как он потом вспоминал. Самым главным эпизодом, который наделал много шума, является тот, что снимали в гостинице.

Для того чтобы отстоять все сцены, которые должны были подвергнуться уничтожению, Леонид Гайдай решил придумать нечто хитрое. В финальной сцене комедии он поместил эпизод с ядерным взрывом. Почему именно с ним? Скорее потому, что первый попался под руку. Безусловно, критики первым делом просили вырезать эту сцену, поскольку она ну никак не вписывалась в общую концепцию. Но режиссер запротестовал: "Я лучше вырежу все сцены со Светланой Светличной, а с финалом никак не могу расстаться". Поэтому, уничтожив концовку, Гайдай смог отвлечь руководство от остальных сцен картины.

Какой ваш самый любимый эпизод из советского фильма?