Интервью с Джеймсом Франко



Джеймс Франко
Американский актёр кино и театра, кинорежиссёр, сценарист, продюсер, художник, писатель, преподаватель кинопроизводства в Нью-Йоркском университете.

Колонка Джеймса Франко о том, как его вдохновил Ричард Линклейтер

Джеймс Франко рассказывает об одном из своих любимых режиссёров… и доходит до спора с самим собой. То есть со своим альтер-эго Семадж. На этот раз им на глаза попался документальный фильм "Ричард Линклейтер: Мечта это судьба".

Джеймс: Итак, это документальный фильм о работах Ричарда Линклейтера…

Семадж: О его великих фильмах: "Бездельник", "Под кайфом и в смятении", "Перед рассветом"…

Джеймс: "Перед закатом"…

Семадж: И "Перед полуночью".

Джеймс: О да, замечательная трилогия.

Семадж: Не забудь про "Школу рока" и "Братьев Ньютон".

Джеймс: "Братья Ньютон"? Ты смотрел?

Семадж: Видел некоторые эпизоды. А ещё "Помутнение", "Берни", "Отрочество" и "Каждому своё".

Джеймс: Отлично, у тебя есть представление о Линклейтере. Почти о всех фильмах.

Семадж: Эти картины - его лучшие.

Джеймс: Что ж, кажется, эта документалка - для таких, как ты, фанатов Ричарда.

Семадж: Да, это так. Но она, в принципе, для всех, кто любит кино, особенно для поклонников и создателей независимых фильмов - как ты, тупица.

Джеймс: В чём дело?

Семадж: Спроси у себя.

Джеймс: Что я сделал? Я просто сказал, что ты - большой фанат Линклейтера. Ты один из пяти людей, которые видели "Братьев Ньютон".

Семадж: Мне нравится этот фильм. Там же Итан Хоук, Мэттью МакКонахи до пика своей славы и мой кумир Винсент Д'Онофрио.

Джеймс: Хоук и Макконахи - постоянные актёры Линклейтера.

Семадж: И ещё Джек Блэк.

Джеймс: Да, но он появился у Ричарда не так давно - начиная со "Школы рока". Тогда Линклейтер вернулся в кино после перерыва из-за неприятия твоих любимых "Братьев Ньютон" критиками.

Семадж: Пусть Джек и появился позже, но они с Линклейтером будто созданы друг для друга.

Джеймс: Сотрудничество Ричарда с МакКонахи началось в одном из самых первых его фильмов - "Под кайфом и в смятении". Мэттью играл там парня, который уже окончил среднюю школу, но ещё ходит на вечеринки. Возможно, это лучшая его роль до начала МакКонассанса со всеми "Супер Майками" и "Настоящими детективами".

Семадж: Но его герой в "Маде", как и вся лента, стоит признать, был ужасен.

Джеймс: То же можно сказать и о парне, бьющем себя по груди, которого он играл в "Волке с Уолл-стрит".

Семадж: Ты можешь поверить, что "Под кайфом и в смятении" - это третий фильм Линклейтера? Он снял его сразу после "Бездельника", над которым работал вместе со своими приятелями из Austin Film Society и который собрал менее пятидесяти тысяч долларов. Невероятно, как можно было создать после такого фильма "Под кайфом" - крепкое и уверенное студийное кино.

Джеймс: У него шикарный состав. Бен Аффлек.

Семадж: Паркер Поузи.

Джеймс: Коул Хаузер из "Умница Уилл Хантинг".

Семадж: Милла Йовович! Она просто великолепна.

Джеймс: И Никки Кэтт, который избивает Адама Голдберга под "Tuesdays Gone" группы Lynyrd Skynyrd.

Семадж: Ходят слухи, что Рене Зеллвегер появилась там в камео, но осталась незамеченной.

Джеймс: Но Итана Хоука там не было.

Семадж: Он внёс свой весомый вклад позже. В "Перед рассветом" и в его сиквелах - "Плёнке" и, конечно, невероятном "Отрочестве".

Джеймс: Ох эти длительные эксперименты. Ты заметил, что Хоук вообще не стареет?

Семадж: Он актёр. Он пьёт человеческую кровь, чтобы оставаться молодым.

Джеймс: Ты можешь поверить, что "Под кайфом и в смятении" и "Перед рассветом" вообще не собрали денег, когда вышли в прокат впервые? Я помню, как ходил на "Под кайфом" в кинотеатр, и это было великолепно.

Семадж: Потому что ты тогда учился в средней школе. Этот опыт был для тебя, вероятно, самым потрясающим. Линклейтер будто заместил все твои воспоминания о школе одним днём и одной ночью кино.

Джеймс: По большей части, да. Только он скорее перенёс меня в 70-е.

Семадж: Он предвосхитил сериал "Фрики и гики", основанный на биографиях Пола Фига и Джадда Апатоу, чьё детство пришлось на 80-е.

Джеймс: И мою книгу "Пало Альто", которая основана на моих историях из 90-х.

Семадж: Хватит пиарить свою книгу в этой колонке.

Джеймс: Да что такого? Я просто сказал, что он меня вдохновил.

Семадж: В молодости Линклейтер хотел быть писателем. Он получил бейсбольный грант на образование - как парни из "Каждому своё" - и на втором курсе, когда уже не мог играть, он отдавал всё время чтению и писательству.

Джеймс: Потом он бросил это и пошёл работать на нефтяной вышке.

Семадж: Как если бы ты ушёл из Калифорнийского университета и начал работать в "МакДональдсе".

Джеймс: Не пиарь мою историю в этой колонке, приятель!

Семадж: Ты имеешь в виду нашу историю? Ладно. Интересно, как много людей нашего поколения и поколения Линклейтера, желающих быть писателями, в итоге стали режиссёрами. Посмотри на тех, кто работал над твоей "Двойкой" на HBO: Дэвид Саймон, Джордж Пелеканос, Ричард Прайс, Меган Абботт. Они все были когда-то писателями - за исключением Дэвида, он был журналистом, и ещё до работы на ТВ у него вышли две книги в жанре нон-фикшн: "Убийство" и "Угол".

Джеймс: Что же, телеэпизоды - это новые романы.

Семадж: Да, да. Прайс говорил, что он многое почерпнул из техники написания сценариев и перенёс это в свои романы.

Джеймс: Например?

Семадж: Как изучать и рассказывать не автобиографичные истории. Перед тем как написать сценарий для Мартина Скорсезе (его дебютом стала работа над "Цветом денег", за которую он номинировался на "Оскар"), он создал четыре романа, первый из которых "Странники" был более или менее автобиографичен. Но после десяти лет написания сценариев он снова вернулся в литературу и создал произведение искусства - "Толкачи", и эта книга вообще не базировалась на его собственной биографии. Для неё Ричарду пришлось исследовать криминальные детективы и жизнь драг-дилеров.

Джеймс: Это круто, но как насчёт Ричарда Линклейтера? Мы собирались говорить о нём.

Семадж: Мне кажется, Линклейтер и Прайс похожи - Ричард тоже переключается с автобиографических фильмов, как "Под кайфом" и "Каждому своё", на более дистанцированные от него вещи - как "Берни" и "Нация фастфуда".

Джеймс: В этом документальном фильме Итан Хоук говорит, что Линклейтер рассуждает в своих работах о вещах, которые беспокоят каждого, но никто не знает, как связать их вместе.

Семадж: Что это значит?

Джеймс: Ну, рассмотрим: в "Бездельнике" мы переходим от одного персонажа к другому; "Под кайфом и в смятении" - один день из жизни средней школы; "Пробуждение жизни" - фильм о жизни в мечтах; трилогия "Перед…" показывает жизнь героев с интервалом в девять лет; "Отрочество", история взросления мальчика, снимался на протяжении двенадцати лет. У Линклейтера всё построено на хитрых трюках.

Семадж: Это не трюки, идиот, это концепция! Если бы его фильмы держались только на этом, они были бы не так интересны, но Линклейтер - это нечто большее. Он великий гуманист, который способен рассказать потрясающие, забавные, стильные, личные истории, и при этом внедрять свежие идеи - например, снимать фильм двенадцать лет, за которые персонаж действительно взрослеет. Слушай, что мы вообще делаем в этой колонке, кроме как повторяем фамилию "Линклейтер"? Парень поделил себя на двух персонажей, чтобы болтать о кино. Если это не ода Линклейтеру, то я не знаю, что это.

Джеймс: Я бы сказал, это больше о Чарли Кауфмане.

Семадж: Как бы там ни было. Я уверен, ты радовался, когда Алехандро Гонсалес Иньярриту обошёл Линклейтера и получил "Оскар" за лучшую режиссуру. И в следующем году я чувствовал себя довольно глупо, потому что знал, что Иньярриту получит награду за "Выжившего".

Джеймс: Ну, "Бёрдмэн" был великолепным.

Семадж: И он тоже построен на трюке, как ты выражаешься: давайте снимем так, как будто это всё - один дубль. Это забавно, классно, но слишком кинематографично. И на самом деле он не был снят одним дублем - как "Виктория" Себастьяна Шиппера. Иньярриту применил очень умелый монтаж, как делал Хичкок в "Верёвке".

Джеймс: Так или иначе, чувак, тебе следует охладиться.

Семадж: Нет, тебе. Я не хочу с тобой разговаривать какое-то время.

Джеймс: Из-за чего?

Семадж: Не знаю. Напиши следующую статью сам. Хватит использовать мои классные идеи. [Семадж уходит]

Джеймс: Чёрт!

Материалы по теме: